тольятти.рф




  
   
Инсталляция

Увеличение шрифта Ctrl +

Глава 4

  
Вячеслав Аркадьевич поднял глаза к небу и увидел барашки облаков, плывущие в зените.
— Тучки небесные, вечные странники, — продекламировал он.
Ангелов сел на бордюр, достал из кармана пиджака шнурки и неспешно стал вдевать их в ботинки. Он делал это, растягивая удовольствие, которое получал, наслаждаясь погодой и хорошим настроением. Окончив моцион, Ангелов побрел походкой не спешившего никуда человека, присаживаясь на лавочках. Сидя на очередной скамейке, мужчина засунул руку в карман и обнаружил там свой бумажник и телефон. Он нерешительно нажал на зеленую кнопку, но, немного подумав, убрал аппарат в карман. Ангелов открыл бумажник и пересчитал остатки наличности. Через несколько минут он уже держал в руке бутылку пива. Ни отсутствие галстука, ни двухдневная щетина не делали его похожим на бездельника. Он все так же походил на профессора, пьющего пиво в середине дня. Когда зазвонил телефон, Ангелов ответил машинально. Он успел подумать, что, наверное, его коллега, увидев, как человек с бутылкой и голой шеей вытаскивает из кармана трубку сотового телефона, сбился бы с толку, но не подумал о том, хочет ли он с кем-то разговаривать, и привычно ответил:
— Алло.
— Здравствуйте, Вячеслав Аркадьевич.
— А-а, Света. Света Рубис.
— Рада вас слышать, — отозвался голос девушки с металлическим оттенком GSM.
— А как я рад вас слышать.
— С вами все в порядке, Вячеслав Аркадьевич? — поинтересовалась девушка.
— Уп-ф, — отхлебывая глоток, доцент сделал жест рукой, показывающий полный порядок, будто его собеседница могла это видеть.
— У вас странный голос.
— Да ну? — удивился Ангелов.
— Да.
— Со мной все отлично, — рассмеялся доцент.
— Может, мне перезвонить?
— Нет, что вы, Света, зачем? Говорите.
— Я почти нашла ее.
— Кого?
— Риту.
— Вот как? — удивился Ангелов. — Поздравляю. И где вы ее почти нашли?
— У вас точно все в порядке? — с тревогой спросила девушка.
— Уп-ф, — повторил свой жест Ангелов.
— Она покупала компьютер в одном магазине. Я узнала где и по документации смогу узнать адрес.
— И у вас, значит, сегодня рандеву?
— Вячеслав Аркадьевич, вы мне сегодня не нравитесь, может быть я вам зря позвонила?
— Ну что вы, Светлана, говорите, говорите.
Ангелов заметил плюгавенькую старушку, примостившуюся возле скамейки. Она хищно смотрела на бутылку в руках доцента и с нетерпением ждала, когда же она опустеет.
— А ну, пошла вон, нечисть.
Старушка обиженно отвернулась, но уходить не собиралась.
— Вячеслав Аркадьевич, что вы говорите? Я ничего не слышу.
— Это я не вам, Света. Продолжайте.
— Скажите, Вячеслав Аркадьевич, вам еще интересен мой случай? Ваше предложение еще в силе?
— Ко-не-чно, — деловито кивая, сказал доцент.
— Я хочу вас спросить, ответьте мне, пожалуйста. Что мне делать, когда я ее увижу?
— Я не знаю, я не знаю, я ничего не знаю, — тихо говорил доцент, размазывая кулаками выступившие слезы.
Плюгавенькая старушка быстро семенила от скамейки.
— Псих какой-то, — повторяла она про себя.

* * *

Светлана вошла в арку обычного московского дворика, хлопнула тяжелой подъездной дверью и поднялась на четвертый этаж. Девушка позвонила и, когда дверь распахнулась, сказала:
— Привет, Крестик.
— Ну, как? — вместо ответа спросил ее Крестик.
— Пока приходят только плохие мысли. Крестик, а где твои предки?
— Я живу с мамой, — осторожно ответил мальчик.
— И где она?
— Она в пионерлагере. Будет там до конца месяца.
— Так вот почему ты в обуви ходишь?
— Нет, у нас просто так принято.
— А ты не будешь возражать, если я сегодня у тебя останусь?
— У меня? — не поверил Крестик.
— Да, а что?
— Конечно, о чем ты говоришь.
— Слушай, Крестик, ты сможешь найти для меня черные джинсы и водолазку моего размера?
— Зачем тебе? — удивился Крестик.
— А ты напряги фантазию.
— Но там же сигнализация, к тому же это самое настоящее преступление.
— Насчет сигнализации, я думаю, ты мне поможешь. Все остальное мы, наверняка, переживем.
— С чего ты взяла, что я разбираюсь в сигнализации? — удивился Крестик.
— Ты же вундеркинд.
— Я хакер, а не вундеркинд. Я смогу влезть в его компьютер через сеть. Зачем нам ломать замки и окна?
— Крестик, я сейчас не хочу спорить. Если хочешь, можешь мне помочь, если нет — я сделаю это сама.
Крестик надул губы и пошел к двери.
— Ты куда?
— За джинсами, у меня же нет твоего размера.
— Я с тобой, подожди.
Итальянская парочка вышла во двор, и через несколько минут они разошлись в разные стороны. Девушка прошла до станции метро, проехала две остановки, поднялась на улицу и вошла в здание бывшего НИИ, отданное коммерсантам под торговый комплекс. Пройдя по длинным запутанным коридорам, она остановилась перед дверью с надписью «Юг Спец Автоматика», решительно потянула ручку и направилась через зал к скучающему продавцу.
— Ваша организация сокращенно называется ЮСА, это случайность или закономерность?
— Случайность, — оживленно отозвался мужчина лет тридцати пяти с большими толстыми очками. Закономерность — это неизменное западное качество и надежность наших систем.
— Вы говорите, надежность? Я полагала, что все охранные системы абсолютно надежны.
— Любая техника может выйти из строя. В этом мире нет ничего вечного, но вы обратились туда, где чтят качество и надежность.
— Вы знаете, — томно пропела Светлана, — мы с мужем открываем магазин, небольшой, но очень уютный и в центре. Мне бы хотелось, чтобы вы ввели меня в курс, что нам для этого надо.
— О-о, я с удовольствием расскажу вам, пройдемте, — мужчина взял Светлану за руку и повел вдоль стенда, показывая и рассказывая о прикрепленных датчиках, приборах и прочих технических устройствах.
— Нет, мне это все непонятно, пусть решает муж, — перебила Светлана продавца. — Знаете, все эти ваши термины меня вгоняют в сон. Давайте лучше я покажу вам, что мне понравилось, а остальное вы уже с моим мужем.
— Как вам будет угодно, — согласился продавец.
— Вот эти датчики клеятся на стекло, я правильно поняла?
— Абсолютно. Это датчики «Марс-3М», они срабатывают в момент разбития стекла.
— И вы хотите сказать, что невозможно разбить стекло, если этот датчик приклеен?
— Если приклеен, то нет. Возможно, конечно, что он отклеится, но для этого и существуют системы объемного слежения, такие как «ЭХО» и «Фотон».
— А вот эти штучки? — Светлана повела пальчиком.
— Эти приборы имеют наилучшее соотношение «цена — качество».
— Но стопроцентной гарантии не дают? Только не вздумайте мне врать.
— Как на духу, — мужчина вдохновенно осыпал Светлану техническими подробностями.
— Хватит на сегодня, — сказала Светлана. — Я, пожалуй, куплю эти ваши штучки-дрючки. Муж заедет, оплатит и заберет. Только дайте мне ваши рекламки.
— Какие рекламки? — не понял мужчина.
— Вот эти, в которые вы заглядываете.
— Это не рекламки, это паспорта на оборудование.
— А мне что паспорт, что сертификат, лишь бы картинки были, — хихикнула девушка.
— Возьмите, — улыбнулся продавец, — только не потеряйте, без паспорта товар считается не сертифицированным.
— Можете быть спокойны, не потеряю, — заверила Светлана.

* * *

Крестик разложил на полу длинный ряд предметов.
— Фонарик, нож для бумаги, зажигалка, ларингофон, клей, дезодорант, перчатки, отвертка, провода с собачкой, изоляционная лента, скотч, жвачка, ацетон, дезодорант, старые газеты, магнит, мыльница. Боже мой, может взять еще икону или теннисную ракетку? — кричал подросток через дверь ванной.
— Знаешь, что я здесь прочитала, Крестик?
— Не читай в ванной! — стараясь перекричать шум воды, отвечал парень. — Ты испортишь документы!
— Крестик, здесь написано, что охранные приборы нельзя вешать в торговом зале. А я видела такой у Машкова.
— Машков — кретин, ты что, забыла?
— Саша, что ты там кричишь? Я не слышу!
— Ладно, — махнул рукой Крестик, — выйдешь, поговорим.
Через несколько минут Светлана с полотенцем на голове открыла дверь.
— Так-так, — протянула она, разглядывая уложенные в ряд предметы, — это все, что я просила?
— Нет, конечно. Насос и бинокль я не нашел.
— Ну, без бинокля мы обойдемся. Жалко, что нет насоса, но я что-нибудь придумаю. Надо это все сложить в два пакета, желательно невзрачных.
— А потом?
— Потом будет видно. Пока я одеваюсь, сделай одолжение…
Когда Светлана показалась в дверях, подросток не выдержал и покатился по полу от смеха.
— А чего смешного? — спросила Светлана, разглядывая себя в зеркало.
— Ой, не могу, — не останавливался Крестик.
— Да что такого?
— Ну ты даешь, Светлан, ну ты даешь! Ты куда собралась? Хочешь, я тебе дам ваксу, намажешь лицо для камуфляжа?
— Ты хочешь сказать, что слишком откровенны мои намерения?
— Да не слишком откровенны, а у тебя на лбу написано. Осталось только черную шапочку надеть и нож в зубы.
— Да? — не поверила девушка.
Светлана повернулась к зеркалу боком, улыбнулась, сделала несколько танцевальных движений и, смеясь, сказала:
— А я настаиваю.
Невероятно довольный Крестик скептически покачал головой.
— Вот что, Крестик, давай твою версию.
— Знаешь что? Если ты заменишь кроссовки на туфли и уберешь бейсболку, то, по меньшей мере, сойдешь за экстравагантную молодую особу.
— Саша, ну не в платье же мне идти?
Подросток пожал плечами.
Светлана вышла из комнаты и вернулась через минуту, цокая каблуками.
— Как? — она обняла себя обеими руками и стала медленно раскачивать бедрами.
— Какая ты кривляка, — заметил Крестик.
— Все женщины такие, Саша, привыкай.
— Так лучше, но твои волосы.
— Бог с ними, Крестик, давай к нашим баранам.
Светлана разложила на столике паспорта охранных устройств, ручку и бумагу.
— Если я правильно поняла, то в зале магазина два объемных прибора, они-то и будут представлять основную сложность.
— Если правильно понял я, — почесал переносицу Крестик, — то самое главное не дать разорваться телефонной линии.
— Тогда объясни мне, почему преступники просто не замыкают провода?
— Это невозможно. В конце цепи всегда ставится либо сопротивление, либо конденсатор, а иногда и их комбинация. К счастью, у нас есть паспорт, и если у Машкова действительно этот прибор, то мы с тобой знаем, какое сопротивление необходимо перемкнуть.
— Ты сможешь это сделать не входя в помещение? — спросила девушка.
— Нет, конечно.
— Тогда твои предложения?
— Вот этот прибор, — Крестик поднял паспорт, — работает в инфракрасном спектре, то есть он боится прямых лучей.
— Что это значит?
— Это значит, что его никогда не будут направлять на окна, дабы проезжающая мимо машина не дала ложную тревогу.
— Допустим.
— Это значит, что, отключив датчик, можно забраться в помещение через окно и по полу проползти к нему.
— А второй прибор?
— Второй работает в СВЧ-диапазоне, ему на свет наплевать, но тут написано, что он рассчитан на помещение в восемнадцать квадратных метров. А на сколько я мог заметить, у Машкова не меньше тридцати-сорока. К тому же он срабатывает на объект, движущийся со скоростью от метра в секунду.
— Теперь переведи на русский.
— Если будешь двигаться очень медленно, то он тебя не заметит. Затем нужно перемкнуть цепь этих приборов и, самое главное — не перемыкать конечное сопротивление.
— Очень похоже на лабораторную по физике.
Светлана и Крестик углубились в рисование плана-схемы магазина. Через десять минут девушка сказала:
— Вроде все ясно, пойдем, что ли?
— Пойдем.
Молодые люди вышли на улицу и пешком пошли вдоль дороги. На город уже упали сумерки, и проезжавшие мимо машины обдавали их голубями брызгами света. Когда они подходили к небольшому павильону с вывеской «Мегабайт», окончательно стемнело.
— Ты готов? — заговорщицким тоном спросила Светлана.
— Нет, — отозвался Крестик.
— Тогда стой на шифере.
— Где? — не понял подросток.
— Ну, на этом, как его там, шухере, что ли?
Крестик прыснул смешком:
— С тобой не соскучишься! Если кто-то пойдет, я мяукну.
— Ладно. Стой, Крестик, а как я узнаю, что это не настоящая кошка?
— А я мяукну два раза.
— Ты полагаешь, что кошки считать не умеют?
— Не знаю. Хорошо, я залаю и мяукну.
— Зоопарк какой-то, — сказала Светлана.
Она обошла павильон и встала возле окна. Достав из пакета зажигалку и установив регулятор на плюс, Светлана принялась прогревать стекло в том месте, где был приклеен датчик. Держать зажигалку оказалось совсем не просто, она быстро нагрелась, и Светлана часто меняла руки. Газа оставалось уже меньше половины, когда датчик с внутренней стороны стекла отпрыгнул в помещение и закачался на белом проводе. Девушка достала из пакета мыльницу на присоске и прилепила ее к стеклу, затем отверткой стала выворачивать штапик из оконного проема. Через пять минут Светлана поняла, что стекло просто приклеено, и она не сможет освободить его ни при каких обстоятельствах. Девушка размахнулась и ударила жалом отвертки в стеклянное полотно. Звук разбитого стекла разлетелся в ночи, как выстрел. Тут же из темноты возник Крестик.
— Ты что тут делаешь? — быстро зашептал он.
— Стекла бью, что, не видишь?
— Не только вижу, но слышу. На кой тебе это?
— Ты лучше занимайся своим делом.
— Каким своим? Тут скоро вся Москва сбежится.
— Знаешь, что говорят про таких в Перми?
— Что?
— Припиздок-паникер.
— Ай, — махнул рукой Крестик и исчез в темноте.
Светлана собрала разбитые осколки с подоконника, бросила их в траву, потом сползла на пол павильона через разбитое окно и, как могла медленно, поползла по полу.
Крестик дошел до края магазина и вернулся обратно. Когда он проходил мимо стеклянных дверей в третий раз, в магазине зашуршали лампы дневного освещения, и из окон на улицу вырвался яркий свет. Входная дверь лязгнула, и на пороге показалась Светлана. Она была похожа на персонаж из боевика, одетая во все черное, но с яркой белой шапкой волос. Девушка щелкнула в воздухе пальцами и сделала жест, приглашающий войти. Крестик еще пару секунд стоял с открытым ртом, но, совладав с собой, сделал шаг. Когда над его ухом раздался женский голос, сообщивший, что сейчас десять минут первого, подросток решил, что его окатили ушатом холодной воды. Он долго не мог прийти в себя, тяжело дыша и обводя помещение мутным взглядом.
— Займись компьютером, пока я посмотрю бумаги.
Крестик хотел было спросить, что там хочет найти Светлана, но вовремя спохватился и нажал кнопку питания на системном блоке. Он быстро разобрался с деревом папок и нашел нужные файлы.
— Что там? — обратилась к Крестику Светлана.
— Все как мы предполагали, есть адрес.
— Вот видишь, мы теперь знаем, где искать, а ты лезть не хотел.
Словно вой полицейской сирены, присутствующих оглушил металлический женский голос. Со стороны Крестик выглядел человеком, перенесшим сильнейший удар током. Ему казалось, что время остановилось, и он видит, как медленно Светлана поворачивает свою аккуратную головку, как по ее лицу бежит сначала тень удивления, затем тень раздражения, и, наконец, она улыбается и говорит:
— Что вам угодно?
— Я хотел посмотреть, — сообщил мужчина со следами сильного подпития на лице.
— Мать вашу, — повысила голос Светлана, — час ночи на дворе, а от вас покоя нет. Мы давно закрыты.
— Да я так и думал, но… — попытался сформулировать мысль мужчина.
— А раз думать умеешь, какого черта прешься, или мне милицию позвать? — перешла на крик девушка.
— Все, все, все, — мужчина исчез так же быстро, как и появился.
— Ну ты даешь, Светлан! — восхищенно сказал Крестик.
— А хули? — спросила девушка, еще не покинувшая образ.
— Это надо же, — растянул Крестик, — чтобы преступники милицией угрожали!
— Давай не отвлекаться, а то еще кто-нибудь пожалует.
— Давай. Что еще посмотреть?
— Посмотри, есть ли здесь дневник или ежедневник, может в офисе какие-нибудь записи?
— Хорошо.
Светлана опять увлеклась изучением документов Машкова.
— Только это, — позвал Крестик. — Похоже на долговую книгу, или как это у вас там называется? — пытался сформулировать подросток.
— У нас это называется кредитная история. Ладно, сними это на дискету и закрывай. Хотя нет, постой, я сама.
Светлана вызвала текстовый редактор, установила крупный шрифт, написала несколько слов и, побрызгав дезодорантом на клавиатуру, провела по ней два раза платком.
Через несколько часов, когда столица окончательно проснулась, к павильончику с вывеской «Мегабайт» подошел молодой человек. Он попытался открыть дверь, но, на его удивление, последняя оказалась не заперта. Парень толкнул ее, ожидая услышать сирену, но сигнализация оказалась отключена. Он с любопытством осмотрел помещение и обнаружил разбитое стекло и включенный компьютер. На дисплее вращалась заставка хранителя экрана, но когда Машков подвинул мышь, то увидел несколько слов и ряд цифр. Его лицо помрачнело, и молодой человек снял трубку телефона:
— Алло, пульт? Скажите, А1379 еще под охраной?
— Да, под охраной.
— Снимите, пожалуйста, это А1379, — Машков сказал пароль и добавил:
— И оставьте, пожалуйста, заявку техникам, у меня тут окно лопнуло.

* * *

Светлана и Крестик прыгали по высоким ступеням, поднимаясь на пятый этаж.
— В таких домах должен быть лифт, — задыхаясь, говорил Крестик, — я точно знаю.
— Может быть, — отвечала Светлана.
— Светлан, а зачем мне идти-то?
— А ты, Крестик, мне удачу приносишь. Если тебя не взять, то наверняка какая-нибудь дрянь приключится.
— Это же предрассудки.
— Сам знаешь, что я и предрассудки — антонимы.
Подросток кивнул в ответ.
— Пришли, — Светлана остановилась возле высокой двери и нажала на кнопку звонка.
— Может, я пойду? — нерешительно спросил Крестик.
Светлана смерила его уничтожающим взглядом, и парень опустил голову. Девушка смотрела в глазок, пытаясь понять, что за ним происходит. За дверью явно слышалась возня, но открывать не торопились. Наконец мужской голос спросил:
— Кто там?
— Нам нужна Рита, позовите, пожалуйста, — сказала Светлана.
— Я не могу сейчас говорить, давайте встретимся в другом месте.
Крестик и Светлана переглянулись.
— Где? С кем?
— На пересечении Дербеневской и Жукова через час.
— Может, все-таки откроете?
— Нет, — донесся из-за двери безапелляционный ответ.
— Ну, ладно, — пожала плечами девушка.
— А там не из храброго десятка, — заметил Крестик.
— Похоже на то. Впрочем, что мы знаем? Может, у человека есть чего опасаться?
— Не нравится мне это все, — глубокомысленно подвел Крестик.
Молодые люди вышли на улицу и пошли вдоль витрин и афиш, наслаждаясь теплым утром. Они выпили по стакану сока в летнем кафе, посидели на лавочке в парке, Крестик в лицах рассказывал девушке популярный фильм, а она улыбалась и дымила сигаретой. Через сорок минут подросток сказал:
— Теперь я с тобой не пойду. Если нас вместе увидят, наверняка испугаются.
— Да, Крестик. Ты адский Сатана, к тебе просто жутко приблизиться. Впрочем, не хочешь — не иди.
— Я бы очень хотел быть с тобой, Светлан. Но боюсь.
— Чего?
— Боюсь услышать в один прекрасный момент, что я тебе мешаю.
— Дурачина ты, Крестик, я так к тебе привыкла, и кстати — спасибо за помощь.
— Это тебе спасибо.
— Ну вот, мы сейчас начнем друг другу петь дифирамбы, потом пустим сопли.
— Не буду, не буду. Я пошел. Пока.
— Пока, — девушка проводила взглядом подростка.
Через несколько минут она поднялась и пошла по бульвару, посматривая на часики. В назначенное время Светлана уже стояла на перекрестке и рассматривала прохожих. Через пятнадцать минут она скрестила на груди руки и стала притоптывать носком туфли. Прошло почти полчаса, когда возле нее остановилась белая девятка, и из окна донесся знакомый голос:
— Прыгай скорее.
Светлана даже не успела хлопнуть дверью, а автомобиль уже рванул с места и понесся по узким улочкам, заезжая в проходные дворы и пролетая перекрестки на красный свет.
— Мы куда-то опаздываем? — зло спросила Светлана.
Молодой человек за рулем не ответил, он немного сбросил скорость и впервые остановился на светофоре. Светлана видела его впервые. Парень был одет в серый костюм, рубашку и галстук. В чертах лица было что-то восточное, небритый подбородок и большой нос это подчеркивали. Светлана подумала, что, наверное, ему не меньше тридцати.
Через несколько минут машина въехала в широкий двор с белыми коробками девятиэтажек и остановилась на стоянке.
— Дальше мы пойдем пешком.
— Хорошо, — сказала Светлана и хлопнула дверью.
Парень обошел автомобиль и показал девушке, в каком направлении надо идти.
— Не закроешь машину? — спросила Светлана, отходя по тропинке, ведущей к пустырю.
— Нет. Ты как меня нашла?
— А с чего ты решил, что я к тебе?
— Как с чего? Ты сама сказала.
— Извини, но я спрашивала Риту. Риту Миллер. Знакомо тебе такое имя?
— Допустим. Но меня зовут Руслан.
— Слушай, хватит конспирации, а то меня тошнит. Я знаю, что ты купил компьютер в магазине Машкова и знаю, что им пользуется Рита Миллер.
— Это Машков тебе сказал? — спросил парень.
— Какая разница? Ведь это так?
— А как тебя зовут?
— Меня зовут Светлана.
— Понимаешь, Света, мне сейчас лишние проблемы не нужны, у меня и так проблем выше крыши.
— Так ты мне поможешь с Ритой встретиться?
— Ты сначала скажи, как ты узнала мой адрес?
— Это что, принципиально?
— Да. Это важно, — сказал парень.
— Хорошо. Я посмотрела его в гарантийном талоне.
— В каком талоне?
— У Машкова есть гарантийный талон на какую-то железку, которую ты у него покупал. Там есть твой домашний адрес.
— Вот как?
— Да, а что тебя смущает?
— Нет, ничего. Просто я уже неделю не живу дома, сегодня с большой осторожностью туда пробрался забрать кое-что, и именно в этот момент ты меня там застала.
— Тебя тоже ФСБ пасет? — спросила Светлана.
— И что ты об этом знаешь?
— Ну уж нет! Мы с тобой договорились. Где Рита? Что с ней? Ты сам кто такой будешь?
— Я Руслан Майларов, с Ритой я тебя познакомлю чуть позже.
— Так я тебе и поверила.
Молодой человек остановился и вытащил из грудного кармана водительские права.
— Вот.
— Это не твои права.
— С чего ты взяла?
— Здесь техпаспорт на другую машину.
— Это была не моя машина.
— Вот как? И чья же?
— Не знаю, я ее угнал.
— Допустим, хотя в это я еще не поверила. А почему они у тебя такие новенькие?
— Так это уже третьи.
— Пьешь за рулем? — спросила девушка.
— Да ты что! Их каждый год меняют, ты как бухгалтер должна знать.
— Стоп, — Светлана уперла кулачки в талию, — а откуда ты знаешь, что я бухгалтер? Я тебе этого не говорила.
— Мне Рита говорила.
На глаза Светланы навернулись слезы, она кинулась на шею парню:
— Русланчик, дорогой, отведи меня к ней, пожалуйста.
— Отведу, отведу, — пробурчал парень, отстраняясь, — только это... Это далеко.
  




Страницы:  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13  
Версия для печати: