.... ......
  

Лебедев.РФ





  
   
Инсталляция

          Увеличение шрифта Ctrl +

Глава 3
          

  

           Солнечные зайчики плясали по стенам. Светлана лежала на кровати в углу большой комнаты, выдержанной в стиле шестидесятых. Складки правильной прямоугольной формы говорили о том, что постель давно не застилали новыми простынями, и они долго дожидались девушку из Перми в старомодном комоде. Было уже около десяти, но Светлана не спешила вставать, она наслаждалась покоем и отдыхом, лениво разглядывая вырезанные из журналов и висевшие на стенах фотографии «Битлз» и «Роллинг Стоунз». Одна фотография понравилась ей больше других, она не знала почему, ведь на ней был запечатлен длинноволосый высокий парень с жилистыми руками и прыщавым лицом. Он держал в руке открытую бутылку пива и дымящуюся сигарету, на другую руку, протянутую вперед, садился белый голубь со смазанным пятном крыльев. Такая банальная композиция, а тем более парень, были не в ее вкусе, и Светлана лежа рассуждала, что же притягательного она нашла теперь.
           Так и не найдя ответа, Светлана потянулась, соскочила босиком на прохладный пол и пошла бродить по квартире. Маргарита Павловна уже уехала на дачу, где, по всей вероятности, заканчивала дачный сезон. Разбудив свою квартирантку, с дотошностью, свойственной пожилым людям, она рассказала, как надо запирать дверь, где и что лежит.
          Не забыв сказать, когда она вернется, хозяйка хлопнула дверью и оставила Светлане свое не слишком роскошное хозяйство.
           Хозяйство состояло из двух комнат сталинской планировки, ванной и кухни. Комнаты были заурядны и вполне подходили своей хозяйке. Кухню также можно было назвать средней, а вот в ванной одну стену занимало большое зеркало. Светлана даже испугалась, увидев себя в полный рост. В белой футболке, на время заменившей ночную рубашку, она долго крутилась и разглядывала себя. Зрелище ее вполне удовлетворяло. Стройные ноги, пропорциональная фигура, приятное лицо — все было на месте, но через несколько минут ей стало казаться, что она выглядит как-то бледно, как школьница, которая вот-вот наденет форму, завяжет косички, подхватит портфель и побежит сдавать экзамены.
           Светлана быстро оделась, звякнула дверными замками и побежала вниз по ступенькам. Она вышла со двора, как можно старательнее запоминая дорогу. Незнакомый город, незнакомые дома, незнакомые улицы, незнакомые люди. Светлана остановила идущего навстречу ей мужчину и спросила, где находится ближайшая парикмахерская. Пройдя полквартала, она спустилась в подвальчик с соответствующей вывеской, где прошла в дамский зал и заняла свободное кресло.
          — Стричься будем? — осведомилась неизвестного цвета молодая особа.
          — Стричься и краситься.
          — В какой цвет?
          — В белый.
           Разноцветная особа критично осмотрела Светлану.
          — Хозяин — барин, — сказала она.
           Через час из подвальчика на улицы Москвы поднялась яркая блондинка с хорошо положенным на лицо макияжем и уверенно пошла вдоль витрин, не оборачиваясь и делая вид, что не замечает косых взглядов мужчин.
           Она села за столик небольшого летнего кафе и заказала себе круассан, кофе, зажигалку и пачку сигарет.
           Светлана пила кофе и понимала, что еще никогда в жизни не ощущала такого аромата от этого напитка. Она прокручивала в голове события прошедших дней: ее переписку с Ритой, ее бегство от мужа, приезд в Москву. Мысли текли ровно и деловито, время от времени пугаясь простоты и предсказуемости мира. Светлана допила свой кофе и закурила первую в своей жизни сигарету.
          
           * * *
          
          — «Комсомолка», «Независимая газета», «Известия», «Конституция России», «Закон о милиции», «Введение в WWW», «Мировая паутина», — записывала в новенькую карточку пожилая женщина, похожая на черепаху.
          — Спасибо, — сказала Светлана, укладывая в стопку подшивки.
           Она прошла по просторному помещению библиотеки и, несмотря на то, что в читальном зале было достаточно свободных мест, заняла крайний стол в самом конце. Шурша большими разворотами и разглядывая статьи с жирными черными заголовками, Светлана иногда бегло пролистывала материал, иногда надолго углублялась в чтение. Когда она отложила в сторону строевой Устав, лицо ее приобрело брезгливое выражение.
          — Так, значит?
           Она перешла к изданиям, посвященным интернет, делая выписки в блокнот широким размашистым почерком. В конце концов Светлана аккуратно вырвала несколько страниц из книги, не смотря по сторонам сложила их вчетверо и убрала в блокнот. Оставив кипу газет и книг на столе, девушка вышла из библиотеки и спустилась в метро. Сделав две пересадки, она вышла на ВВЦ, бывшей ВДНХ. Легкий ветерок трепал свежеокрашенные волосы. Светлана дважды спросила дорогу, вошла в корпус, где проходила выставка-ярмарка новых компьютерных технологий. Она побродила между разноцветными павильонами с эмблемами Microsoft и Apple и подошла к скучающему молодому человеку с эмблемой «1С» на лацкане пиджака.
          — Что вас интересует? — не веря своему счастью улыбнулся парень.
          — Вы, — ответила Светлана, глядя ему прямо в лицо.
          — Я? — еще шире расплылся юноша.
          — Да, вы. А разве вы не экспонат?
          — Я? Нет. Это... Как это? Это выставка воще-то, компьютерная, — запнулся молодой человек.
          — Да я уже вижу, что здесь кроме вас ничего интересного нет, — кокетливо сказала Светлана.
          — А я-то вас чем заинтересовал?
          — Давайте лучше познакомимся, меня зовут Света, а вас?
          — Меня... Меня — Олег.
          — Да? — без притворства удивилась Светлана. — Не везет мне на Олегов, — и, сделав неопределенный жест пальцем, она повернулась к парню спиной.
          — Э, извините, Света, я, как это… Вообще-то меня хотели Колей назвать!
           Светлана чуть не прыснула от смеха, поворачиваясь.
          — Вот как? И кто этому помешал?
          — Я не знаю, наверное, дед, — сказал юноша.
          — А что же он не подумал о своих внуках?
          — О каких внуках? — не понял Олег.
          — О своих. Представьте себе, Олег, если у нас с вами будут дети. Я не хочу, чтобы у них было отчество Олегович или Олеговна. Это все равно, что Телеговна. Попробуйте произнесите Олеговна, медленно или по слогам.
          — Да, действительно, — улыбнулся Олег. — А что же вас интересовало на выставке?
          — Интернет, провайдеры — все, что имеет к этому отношение.
          — Да? — оживился парень. — Провайдеры будут через неделю, сейчас здесь в основном софт. Но если вас так интересует интернет, я мог бы вам многое рассказать.
          — Что же?
          — Все, что вам хочется. У меня брат работает в интернет-кафе.
          — Симпатичный?
           Улыбка на лица Олега начала таять.
          — Вообще-то он женат.
          — Чаще всего это не имеет никакого значения, — сказала Светлана. — Впрочем, я же к тебе обратилась, так ведь?
          — Так, — без энтузиазма сказал Олег.
          — Ладно, Олежек, не дуйся на меня, давай лучше встретимся. Только учти, что я стерва.
          — Внешне этого не видно.
          — Внешность всегда обманчива. Так что, оставишь мне телефончик?
           Олег быстро написал номер на обратной стороне визитки и протянул Светлане.
          — А вы, Света, — с трудом выговаривал слова Олег, — сегодня вечером что делаете?
          — Ничего, я свободна.
          — Так давайте сегодня и встретимся.
          — Почему нет? — спросила Светлана.
          
           * * *
          
           Вячеслав Аркадьевич Ангелов не считал себя деловым человеком, хотя отвечал всем требованиям, чтобы таковым считаться. Деловой, в его понятии, был человек, весь погруженный в дела, человек загнанный и несчастный. Человек настолько несчастный, что не может посвятить время семье и отдыху. Ангелов находил время и на то, и на другое. К своей же работе он никогда не слышал претензий, имел авторитет хорошего преподавателя, кроме всего прочего Ангелов умудрялся находить время на свое хобби, которое, в сущности, являлось продолжением профессии.
           Впрочем, для своего хобби Ангелову не требовалось дополнительного времени, он просто смотрел на людей и пытался понять их поступки и мысли, а для этого достаточно было быть просто внимательным.
           Поэтому, когда Ангелов заметил машину, остановившуюся в неположенном месте, он сразу же нарисовал психологический портрет нарушителя и предположил пару-тройку неотложных дел, приведших к этому.
           Ангелов даже остановился, чтобы посмотреть на водителя, который, по его мнению, должен был выйти из машины.
           Но из машины никто не вышел, и, записав себе штрафное очко, доцент продолжил свой путь в институт.
           В этом не было ничего странного, с Вячеславом Аркадьевичем происходили такие события ежедневно, но вечером, проведя анализ дня, он, к своему удивлению, понял, что уже несколько лет не ошибался так часто. Очередной день принес в его черную записную книжку очередные штрафные баллы. Вечером Ангелов уже серьезно стал подумывать об отдыхе. Однако следующий рабочий день расставил все на свои места.
          
           * * *
          
           В уютном подвальчике, куда спустилась Светлана, царили полумрак и прохлада. Она замерзла и на вопрос бармена: «Что будем пить?» ответила:
          — Что-нибудь покрепче.
          — Виски? — осведомился он, размахивая блестящим термосом.
          — Лучше — водки.
          — Какой изволите?
          — «Смирнов».
          — Чего-нибудь закусить?
          — Нет. Не нужно.
           Бармен, одетый в черную футболку и с такого же цвета банданой на голове, очевидно, привык не спорить о вкусах. Он подвинул стеклянный конусообразный стаканчик на круглой салфетке к Светлане, после чего продолжил свой тренинг. Светлана двумя глотками осушила содержимое стаканчика, придвинула поближе черную пепельницу и щелкнула зажигалкой. Она пришла немного пораньше, до семи, чтобы понаблюдать за москвичами, но теперь понимала, что сделала это напрасно. Кроме группы молодых людей, таких же пьяных, как если бы они находились в Перми, и парочки в углу, наблюдать было нечего.
           Олег пришел ровно в семь. Она услышала, как противно пискнули часы у бармена, и через секунду зашуршало макраме над входной дверью. Светлана подумала, что не удивилась бы, увидев его за двадцать минут до семи с букетом цветов, но ничего этого не было. Он был одет в тот же строгий костюм, с которого исчез бейджик. Светлана спрыгнула с высокого барного стула и протянула вперед руку. Бедный юноша не знал, куда ему провалиться.
           Он нелепо пожал протянутую ладонь и изобразил что-то вроде поклона, но при этом осторожно косился по сторонам.
          — Довольно реверансов, — сказала Светлана, смутив Олега еще больше.
          — С чего начнем? — спросил он, шаркая ногой.
          — А у тебя большая культурная программа?
          — Да я не знаю.
          — Плохо, Олежек, надо было подготовиться.
          — Сюда, — он увлек Светлану за двустворчатые стеклянные двери в длинное помещение, отдаленно напоминавшее коридор. Вдоль стены располагались кабинки, лишенные задних стенок. В каждом таком отсеке находился монитор, клавиатура, мышь и лампа бра.
          — Выбирай любую, пока все свободно, — сказал Олег, обводя рукой стройный ряд кабинок.
          — Давай в середке.
          — Почему? — спросил парень.
          — Я где-то читала о статистике посещения туалетов. Так вот, крайние кабинки посещаются втрое чаще.
          — И что из этого?
          — Да ничего, значит в серединке всегда чище.
          — Ну, хорошо.
           Они уселись за столик, и Олег нажал под столом на невидимую кнопку системного блока. По экрану деловито пробежало несколько строчек текста, и, тихо стрекоча, возникла заставка Microsoft.
          — Здесь не надо выходить в сеть, — гордо сказал Олег, — мы уже сидим на выделенной линии. Так что можешь открывать обозреватель и работать. Что тебе показать?
          — Знаешь, Олег, ты не обижайся, но я хочу сама попробовать.
          — Конечно, конечно. Давай, — он пододвинул к Светлане мышку и устроился удобнее.
          — Я начну с поисковиков. Давно хотела посмотреть, как они работают.
          — А у тебя неплохие начальные знания, — заметил парень.
          — Пока только теоретические.
           Стеклянные двери качнулись, и в помещение вошли два молодых человека. Бросив всего лишь беглый взгляд, Светлана поняла, что один из них был испечен в одной духовке с Олегом. Он был немного старше и выше ростом, его внешность сильно меняла молодая бородка, но то, что это был брат Олега, сомневаться не приходилось. Увидев молодых людей, он криво улыбнулся и сделал жест, похожий на приветствие.
          — Проходите, выбирайте себе свободное место, смотрите, осваивайтесь. Работа в сети бесплатная, но мы просим, чтобы вы что-нибудь заказали. Все-таки кафе, понимаете.
          — А цены на бутерброды у вас космические, — ответил человек, в сопровождении которого вошел брат Олега.
          — Какие есть, других не держим.
          — Ну тогда кофе, можно?
          — Я, извините, заказы не принимаю, сейчас девушка подойдет, — потеряв интерес к своему клиенту, молодой человек обратился к Олегу.
          — Приветик.
          — Здорово, — ответил Олег.
          — Отдыхаем? — как показалось Светлане, с издевкой спросил молодой человек.
          — Да уж.
          — Пойдем-ка, дружок, мне с тобой парой слов перекинуться надо.
          Олег неохотно поднялся из-за стола.
          — Я сейчас.
           Светлана кивнула, наконец, поняв причину неловкости Олега.
          — Хорошо, я здесь буду.
           Она осталась за столом одна, достала пачку сигарет, блокнот, пару смятых листов и, закурив, углубилась в изучение мировой паутины. Олег появился только через двадцать минут, весь красный как рак и надутый, словно воздушный шарик.
          — Попало тебе? — спросила Светлана.
          — Ты о чем?
          — Да ты сам знаешь. Ты ведь встречаешься с сестрой его жены?
          — С подругой, — выдавил Олег.
          — Она что, тебя старше?
          — На два года.
          — Так зачем же ты привел меня сюда? — вот-вот готовая расхохотаться, спросила Светлана.
          — Ты же хотела, — с упреком сказал Олег.
          — Олежек, ты прелесть. Она что, здесь работает?
          — Да.
          — Милый, Олежка, какой ты все-таки ребенок.
          — Ты о чем?
          — Олег, давай сделаем так: ты сейчас езжай домой, я здесь сама разберусь, а тебе позвоню, но только не завтра, а позже. Хорошо?
          — Нет, так нельзя, я тебя сюда привел.
          — Ты мой рыцарь, Олег. Но, я надеюсь, ты мне позволишь тебя уговорить.
          — Ну, ладно, — с вздохом протянул молодой человек.
          — Вот и ладненько, пока. Чмоки!
           Олег еще что-то хотел возразить, но Светлана быстро поцеловала его в губы, не забыв стереть с них оставшуюся помаду. Она снова ушла в виртуальный мир. Скоро Светлана, довольная, потянулась.
          — Она жива, — сказала себе девушка. — А собственно, почему нет?
          
           * * *
          
           Несмотря на данное Маргарите Павловне обещание, Светлана начала утро с уборки квартиры. Маргарита Павловна тщательнейшим образом рассказала обо всех премудростях быта, поэтому Светлану не задержал поиск средств гигиены. Она вытерла пыль, вымыла пол и перешла к личным вещам хозяйки. Старательно запоминая первоначальное положение той или иной вещи, Светлана возвращала ее в исходное состояние после изучения. Шкаф и сервиз Маргариты Павловны не заняли много времени, тоже самое относилось к посуде и кухонной утвари, а вот с книгами пришлось повозиться. Через час подозрения Светланы превратились в уверенность, она уже не пыталась скрыть следы поисков, пролистывая старые журналы и перетряхивая книги. Наконец ей повезло. Светлана нашла несколько пожелтевших школьных тетрадей и углубилась в чтение. «Что же, — думала она, — а стоило ли ожидать чего-то другого?» Девушка еще несколько минут побродила по комнатам, затем оделась, сложила часть своих вещей в пластиковый пакет. Она придирчиво его осмотрела, затем выложила половину обратно в сумку и вышла на улицу. Светлана купила в ближайшем киоске темные очки, села в автобус и заснула. Она спала до тех пор, пока водитель на конечной остановке не потряс ее за плечо.
          — Проспала, что ли?
          — Ой, проспала, — сонно отозвалась девушка, потягиваясь и крутя головой.
          — Теперь обратно поедешь?
          — А что остается? — спросила Светлана.
          — Платить придется.
          — Запросто, — ответила девушка.
           Она удобнее улеглась в кресле, рассматривая свое отражение в стекле. Через семь остановок Светлана вышла, спустилась в метро, где прошла в самый конец зала и долго изучала план-схему. Светлана вошла в последний вагон, но когда приятный женский голос объявил: «Осторожно, двери закрываются», — выскочила на платформу между створками. Она быстро пересекла зал и села в поезд, идущий в обратном направлении.
          
           * * *
          
          — Ну, не ломайся как девочка, — говорила Светлана толстому парню, сидевшему за столом, — никто кроме нас не узнает, ты мне веришь?
          — Верю, — отвечал парень с растерянностью на лице.
          — Неужели ты мне не хочешь помочь?
          — Хочу, конечно, но знаешь, я ведь тут не главный, тебе бы лучше с шефом поговорить.
          — С шефом я не хочу говорить, я хочу говорить с тобой, — настаивала Светлана.
          — Со мной?
          — С тобой, — добавляя в голос музыки, Светлана ниже опускалась к столу, открывая декольте.
          — Ну, ладно, — сломался парень, — только никому ни слова.
          — Ух, ты мой карапузик, — сюсюкала Светлана.
          — Только ждать придется долго.
          — А ты торопишься?
          — Я-то нет, ночь вся моя.
          — А я тем более. Хочешь, я за пивом сгоняю?
          — Нет, уж лучше хот-дог.
          — Почему нет? — развела руками Светлана.
           Когда девушка вернулась на девятый этаж института с непроизносимым названием, то увидела кроме дежурного толстяка двух подростков, занявших место на мягком уголке.
          — Коль, ну дай полазить, — ныли малолетки.
          — Ша, пацаны, я вам сказал, седня ниче не выдет. Идите спать.
          — Коль, ну ведь ничего не делаешь.
          — Я работаю, — отпирался толстяк.
          — А это что за молодежь? — спросила Светлана, доставая из пакета завернутые в бумагу бутерброды.
          — А, это так, — махнул рукой Коля, — прилипалы.
          — Пацаны, пиво будете? — весело подмигнула Светлана, доставая из пакета бутылки.
          — Не... я домой, — заторопился один.
          — А тебя как зовут? — обратилась девушка ко второму, чернявому пареньку лет тринадцати.
          — Меня? — испугано вжался он в кресло, — Меня — Саша Крестовоздвиженский.
          — Как? — улыбнулась Светлана. — Кресто что?
          — Крестовоздвиженский.
          — Выпьем, Санек, за знакомство и давай без этих фамильярностей. Я тебя буду звать «Крестик», не возражаешь?
          — Нет, — ответил подросток, глотая слюну.
           Толстяк обиженно покачал головой.
          — Вы тут, это, не провоняйте все.
          — Мы аккуратно. Правда, Крестик? — пообещала Светлана.
           Подросток растерянно кивнул.
          — Ну, расскажи, Санек, чем вы тут занимаетесь?
          — Да так, ничем.
          — Так уж ничем? — не поверила девушка. — Небось, шарите по порносайтам?
          — Что вы? — возмутился юноша.
          — А чем же тогда?
          — Все больше хаком.
          — Ты хакер, Саша? Ах вот ты какой, северный олень.
           Подросток надул губы.
          — Небось, и в школе хорошо учишься? — продолжала издеваться Светлана.
          — Хорошо, — ответил подросток.
          — Я так и думала.
          — А родители твои где работают?
          — А вам зачем?
          — Так, для поддержки разговора, если не хочешь, можешь не отвечать.
          — Да нет, я могу и ответить.
          — Ты лучше пей пиво. Пиво тебе можно или ты не пьешь? — Светлана протянула открытую бутылку, из которой отпила два глотка.
           Юноша робко перехватил её и, пригубив, хотел вернуть обратно.
          — Пей, я себе еще открою, — разрешила Светлана.
          — А вы что здесь делаете?
          — Я? Да так, ищу одного человека. Ты мне не сможешь помочь?
          — Как? — не понял парень.
          — Не знаю. Из нас двоих ты хакер, а на глупые вопросы почему-то отвечаю я.
          — А какая связь?
          — Действительно, никакой. А вдруг ты сквозь стены видишь, или с космосом связь имеешь, или еще чего?
          — Нет, не имею. А что за человек? Кого найти-то?
          — Да моя знакомая, Рита Миллер. Только я не знаю, где она живет и что с ней. Есть только электронный адрес.
          — Рита Миллер? Странное имя. Это не псевдоним?
          — Надеюсь, что нет, — ответила Светлана.
          — Можно в справку обратиться.
          — Если бы все так было просто, я здесь не сидела.
          — Коля помочь обещал? — спросил Крестик.
          — Обещал, но только мы с ним договорились, что об этом никому ни слова. А теперь у нас появился свидетель.
          — И что это значит?
          — А то и значит, если об этом знают двое, это неизвестно никому, а если трое, об этом известно всем. Придется тебя убрать, Крестик.
          — Я тайны хранить умею, — стукнул себя маленьким кулачком подросток.
          — И что же ты хранишь?
          — Да многое, если бы сказал что, то стал бы противоречить вышесказанному.
          — А тебе пальчик в рот не клади. Или давай попробуем, — Светлана протянула указательный палец к губам подростка, который в ужасе замахал руками:
          — Не надо, прошу вас.
          — Боишься?
          — Нет, но...
          — Не бойся, Крестик, женщину не надо бояться. С ней надо быть смелее.
           Толстяк, дожевавший бутерброд, теперь косился через плечо, наблюдая за общением девушки и подростка.
          — Ну что, Санек, может, домой пойдешь?
          — Не гони его, Коль, — сказала Светлана, — он такой милый, особенно реснички. Глазки черненькие, реснички длинненькие. Пусть еще посидит. А горшок прозвенит — сам уйдет.
          — Я, между прочим, взрослый, — с достоинством ответил подросток.
          — Крестик, ты мне понравился, давай дружить.
          — Давайте, — последовал храбрый ответ.
          — Только не давайте, а давай. Впрочем, чтобы перейти на «ты», нам надо выпить на брудершафт, — Светлана подхватила свободную бутылку и развернулась к юноше удобнее. — Вот, смотри, наши руки образуют два кольца, только не филонить.
           Отпив по глотку, Светлана с парнем оказались лицом к лицу.
          — Теперь положено поцеловаться.
          — Прямо здесь?
          — Прямо сейчас, — Светлана медленно и властно поцеловала юношу, чувствуя его неумелые дрогнувшие губы.
          — Э, ну вы че там? — ерзая на стуле, спросил толстяк.
          — Колян, иди сюда, третьим будешь, — хихикнула Светлана.
          — Я не могу, надо следить же.
           Светлана обняла одной рукой голову мальчика и, придвинув к себе, зашептала ему на ухо:
          — Он подумал, я его на самом деле позвала.
          — У него нет шансов, — осмелевшим шепотом ответил Крестик.
          — Ни малейших, — подмигнула в ответ Светлана.
          — Заходит, заходит, — зашипел Колян, подскакивая на стуле, — вижу, вижу. Время, время.
           Светлана и Крестик бросились к столу, на котором стоял большой черно-белый монитор.
          — Что она делает? — очень тихо спросила Светлана.
          — Зашел вот с этого айпи адреса и связывается по восемьдесят первому порту. Сейчас я просканирую его незакрытые порты.
          — Давай, давай, милый, — затопала каблучками Светлана.
           Три пары напряженных глаз смотрели на черно-белое блюдце экрана затаив дыхание.
          — Есть, — облегченно выдохнул Колян.
           Светлана выпрямилась и с удивлением почувствовала, что у нее ломит спину и гудят ноги.
          — Распечатай, — попросила она.
           Когда из принтера выполз лист бумаги, Колян с достоинством передал его Светлане.
          — Ты молодец, Коля, я тебе должна... буду, — немного подумав, добавила Светлана.
           Возбужденный Коля довольно ерзал на стуле.
          — Вот, молодежь, учитесь, — последняя фраза была адресована к Крестику.
          — Так, что мы имеем? — спросил Крестик.
          — Пока только учетную запись, — ответил Коля.
          — Вы зря радуетесь, мальчики, — сказала Светлана, передавая лист в руки толстяка, — это какой-то мужик.
          — Что? — спросил Коля, принимая листок.
          — Дай взглянуть, — вырывал мятый лист Крестик.
          — Да нет, это не мужик, это Валька Машков. Я его знаю.
          — Что он делает? — спросила Светлана, морща лоб.
          — Да ничего, софтом торгует, он в «Мегабайте» работает, между прочим полный кретин. Да там все такие.
          — В «Мегабайте»- то? — подхватил разговор Коля. — Это точно, я на прошлой неделе...
          — А ну-ка, вы оба, заткнитесь, — сказала Светлана, — я хочу знать, какое отношение этот ваш Машков имеет к Рите?
          — Да, скорее всего, никакого, Свет, — рассудительно ответил Крестик.
          — Эти записи все туфта, и говорят только об одном: компьютер, с которого звонили, в «Мегабайте» куплен. Так ведь, Коль?
          — Так, — ответил Коля, еще не веря в перевоплощение девушки. — При продаже на него устанавливают операционку, кое-какой софт, а так как покупатель еще не известен, то регистрируют на себя. В данном случае на Машкова.
          — Нет, — разочарованно вздохнула Светлана, — я, мальчики, ожидала большего.
          — Ну, Светлан, не переживай, найдем мы твою подругу. Правда, Коль?
          — Правда, — без энтузиазма сказал Коля, — только я вот что не пойму, а почему бы тебе не написать ей, так, мол, и так, дай адрес или встречу назначь.
          — Нельзя, Коля, нельзя. Есть нехорошая причина. Пошли, Крестик, проводишь меня.
          — А я? — робко спросил Коля.
          — А тебе, Коля, спокойной ночи.
          — Что? — не понял Коля.
          — Тебе, Коля, спасибо и спокойной ночи. Не расслышал, что ли?
           Светлана в сопровождении подростка молча спустилась в лифте и, цокая каблуками, прошла по просторному холлу института.
          — Понеси пакет, — предложила Светлана.
          — Конечно, — отозвался Крестик.
          — Ты где живешь?
          — Тут недалеко, пешком дойти можно. А ты?
          — Я? А я далеко. Давай, Крестик, я тебя провожу.
          — Ты — меня? — не понял Крестик.
          — Да. И можно у тебя оставить пакет с вещами?
          — Хорошо.
           Они молча шли, Крестик держал Светлану за указательный и безымянный палец, как маленький мальчик держит маму.
          — А знаешь что? — прервал он молчание.
          — Что?
          — Адрес твоей подруги наверняка есть в гарантийном талоне. И копия талона хранится у продавца, то есть в «Мегабайте». Только Машков его ни за что не скажет.
          — Вот как?
          — Да, а ты что, не знала об этом?
          — Нет, — Светлана шагнула на дорогу и махнула рукой проезжающей мимо машине, — поехали.
          — Куда?
          — К Машонкову вашему.
          — Подожди, может ему не по пути.
          — Не ломайся, Крестик, а то я тебя укушу, — сказала Светлана и втолкнула подростка в открытую дверь.
          
           * * *
          
           Каждый раз, когда в дверь магазина входил посетитель, невидимый женский голос сообщал время. Сначала это было забавно, но уже через пять минут Светлану стал раздражать механический альт. Впрочем, раздражал не только голос, но и долговязый владелец магазина по имени Валентин.
          — Это конфиденциальная информация, — говорил молодой человек, на минуту ощутивший свою значительность.
           Светлана больше не чувствовала в себе сил спорить, парень вел себя, как вредная вахтерша женского общежития. Девушка ощущала себя разбитой, и Машков бесил ее все больше и больше.
          — Короче, ты мне не поможешь?
          — Да я бы с удовольствием, но разглашать такую информацию не могу по закону.
           Светлана повернулась и вышла на улицу.
          — Ну как? — нетерпеливо спросил Крестик.
          — Никак, похоже ваш Машков — упертый ублюдок.
          — Не удивляйся, Свет, я ведь тебя предупреждал.
          — Если честно, Саш, я очень устала. Мне бы отдохнуть, и я обязательно что-нибудь придумаю, но сейчас в голову лезет сплошная ерунда. Ну что ты приуныл, Крестик?
          — А я не приуныл, — улыбнулся подросток.
           Светлана обняла парня за плечи, и они двинулись по вечернему городу.
           Как ни странно, но со стороны это совсем не выглядело смешно.
          
           * * *
          
          — Света, это ты? — раздался из кухни взволнованный голос хозяйки.
          — Я, Маргарита Павловна.
          — Ужинать будешь?
          — Нет, уже поздно.
          — Чайку хоть попей.
          — Спасибо, не хочу.
          — С моим вареньем, — настаивала женщина.
          — Хорошо, я только переоденусь.
           Через несколько минут Светлана, одетая в шорты и футболку, плюхнулась на деревянную табуретку.
          — Устала, дочка?
          — Устала, Маргарита Павловна.
          — Где же ты была?
          — Подругу искала.
          — Ну и как? — спросила хозяйка.
          — По-прежнему.
          — Наверное, набегалась?
          — Набегалась.
          — Ну, пей, дочка, пей, — старушка наливала в высокий фарфоровый бокал дымящийся напиток, не сводя глаз с квартирантки.
          — Маргарита Павловна.
          — Что, милая?
          — А вы когда-нибудь теряли близких?
           Руки старухи дрогнули, и рыжее пятно расплылось по скатерти.
          — Ой, что это я? Совсем старая стала.
           Светлана схватила ее за запястье и, глядя в глаза, спросила:
          — Вы знаете, что значит потерять очень близкого человека?
          — Да что ты, деточка, — высвободила женщина свою руку.
          — Я плохо себя чувствую, извините, — сказала Светлана.
          — Ты, никак, убиралась сегодня? — сменила тему разговора Маргарита Павловна.
          — Да.
          — Я же тебя просила этого не делать.
          — Извините, не удержалась.
          — Неужели грязь заметила? — спросила хозяйка.
          — Нет, что вы. У вас очень чисто. Только как-то… Как-то холодно... Как будто не живут здесь.
          — Я старая становлюсь, — объяснила хозяйка.
          — Маргарита Павловна, а покажите, какая вы были в молодости.
           Лицо женщины окаменело:
          — Наверное, так некрасиво говорить.
          — Конечно, извините. Я и сама помню: девочка, девушка, молодая женщина, молодая женщина, молодая женщина, старушка померла.
          — Света, я не знала, что ты...
          — Что? — спросила девушка.
          — Такая, — женщина сделала неопределенный жест.
          — Легкомысленная?
          — Ну почему сразу легкомысленная?
           Над столом повисла пауза.
          — Мент родился, — произнесла Светлана.
          — Что? — не поняла старушка.
          — Примета такая, если за столом, где идет беседа, все вдруг замолкают, значит родился ребенок, который вырастет и станет милиционером.
          — Дурацкая примета.
          — Дурацкая, — согласилась Светлана.
          — Извини, Света, я зря затеяла этот никчемный разговор.
          — Это я его начала, — сказала Светлана. — Я пойду спать.
          — Иди, дочка.
          — Спокойной ночи.
          — Спокойной ночи.
           Светлана прошла в комнату и не снимая одежды легла на кровать. Она долго рассматривала отсветы на потолке. Время тянулось, как сырая резина. Иногда Светлана проваливалась в тревожные сны, темными брызгами летевшие в ее сознание. Ей казалось, что она не спит. А может быть, она спала и видела во сне, как лежит на кровати в большой московской квартире. Но когда лязг запиравшейся двери долетел до неё, девушка поняла, что спала и уже успела отдохнуть и прийти в себя.
           Светлана разделась и снова забралась под простыню, чтобы не вылезать оттуда до обеда. Когда рука девушки нашарила часики, на них уже был полдень. Приняв контрастный душ и внимательно изучив остатки своих вещей, Светлана сложила их часть в серый пакет, остальные запихала в сумку и ногой затолкала ее под кровать. Она открыла шкаф Маргариты Павловны, сняла с вешалки дачную ветровку и надела ее поверх джинсовой куртки. Светлана уже собиралась выйти в коридор, как вдруг ей в голову пришла какая-то идея. Не снимая кроссовок, она прошла в комнату, достала пожелтевшую тетрадь и, написав там несколько строк, убрала обратно. Светлана тщательно закрыла дверь на оба замка, спустилась во двор и быстрым шагом пошла к ближайшему телефону-автомату, считая про себя секунды.
          — Сто сорок, — сказала она сама себе и, сняв трубку, набрала «02».
          — Милиция, — ответил мужской голос.
          — Я знаю... — заикаясь и тяжело дыша говорила Светлана, — я знаю, куда понесли взрывчатку.
          — Успокойтесь, девушка, как вас зовут? — спросил голос в трубке.
          — Записывайте адрес, два бородатых мужика затащили большие тяжелые мешки. Но там не сахар.
          — Куда, куда?
           Светлана назвала адрес Маргариты Павловны, повесила трубку и пошла к дому. Она вошла в соседний подъезд. Уже на третьем этаже ее обогнали два милиционера, прыгавшие через две ступеньки и звонившие во все квартиры подряд.
          — Что случилось? — изображая немыслимое удивление, спросила Светлана.
          — Выходите на улицу! Без паники! — бросил один, чуть не сбив девушку с ног.
          — Да? Ну тогда я домой не пойду, — голосом девочки-припевочки пропела Светлана, стянула с себя ветровку и бросила её на пол. Когда она выходила из подъезда, Светлану подхватила разноцветная людская толпа, спасавшаяся от невидимой угрозы.
          

  




Страницы:  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13  
Версия для печати: