.... ......
  

Лебедев.РФ





  
   
Инсталляция

          Увеличение шрифта Ctrl +

Глава 5
          

  

           Руслан долго смеялся над рассказом Светланы и ее злоключениями в Москве. По его лицу было видно, что девушка ему симпатична, и он с удовольствием слушал ее историю.
          — Ну, теперь твоя очередь.
          — Моя? — удивился Руслан.
          — Твоя. Когда мы поедем к Рите?
          — Не поедем мы к ней, я ее привезу сюда. Только знаешь что? Дорога дальняя, раньше чем через два часа я не вернусь. Вот тебе кассета, посмотри пока фильм, тем более ты его еще не видела.
          — Откуда ты знаешь, что я его не видела? — спросила Светлана.
          — Знаю, знаю. И Свет, фильм такой трогательный, — Руслан сделал неопределенный жест вокруг глаз, — ты не переживай, если что.
          — Как называется?
          — «Призрак», или «Приведение», не знаю чей перевод правильный, но это мое любимое кино, и ты должна понять почему.
          — Ты мне поставь, а то я могу и не разобраться, — попросила девушка.
          — Все очень просто: вперед-назад.
          — Ладно, иди уже. Курить здесь можно?
          — Я не знал, что ты куришь.
          — Так что?
          — Да, можно и... Ну, приеду расскажу.
           Руслан оставил Светлану в пустой однокомнатной квартире, вдоль одной стены которой размещался то ли шкаф, то ли этажерка, очень похожая на строительные леса. На ней была размещена аудио-видео аппаратура, два видеомагнитофона, большой армейский приемник, катушечный магнитофон и новенький телевизор Sony. Всю спальную мебель заменял один двуспальный матрас в углу комнаты. Светлана, к своему удивлению, обнаружила на кухне ореховый гарнитур и холодильник «ЗИЛ», там она нашла баночку пива и, перелив его в высокий стакан, закурила сигарету. Она перемотала титры и попыталась сосредоточиться на фильме, но мысли улетали в сторону, и плохой перевод стал ее раздражать. Лишь только когда главного героя фильма застрелил уличный преступник, Светлана присвистнула:
          — Ни хрена себе. Не прошло и получаса, а главного героя уже понесли ногами вперед.
           Тут оказалось, что дальнейшие события разворачиваются в потустороннем мире, и привидение героя пытается отомстить за свою смерть. Правдами и неправдами он находит человека, убившего его, и узнает причину собственной смерти. Разумеется, в действие вовлекались большие деньги, а главный герой — кстати, банковский служащий — оказался лишним на пути мафии. В конце концов привидение главного героя нашло себе помощника-медиума, которую прекрасно сыграла Вуппи Гольдберг. Она подделала водительские права и под видом женщины, на имя которой был открыт счет, сняла все деньги. Привидение, которое прекрасно знало банковскую систему, помогало ей в этом. Дальше шло трогательное прощание духа и его возлюбленной, но Светлана не стала смотреть. Она прошла на кухню, помыла стакан, выбросила пустую банку в мусорное ведро и, пройдя по комнате, хлопнула дверью. Она сбежала по ступенькам и вышла в прохладные сумерки. Девушка остановила машину и проехала в другой район Москвы. Там она вошла в тихий дворик и, сев на скамейку, закурила сигарету. Она сидела и смотрела на выплывшую из-за дома луну и пыталась пустить изо рта кольцо.
          — Отдыхаешь? — послышался знакомый голос.
          — Ты что здесь делаешь, Крестик?
          — Тебя жду.
          — Уже поздно.
          — Завтра суббота.
          — Иди сюда, — Светлана обняла подростка и положила голову ему на плечо.
          — Почему ты не спрашиваешь?
          — Ты не говоришь, значит не хочешь.
          — Крестик, на тебе пробу ставить некуда.
          — Что это значит? — не понял подросток.
          — Комплимент.
          — А-а, — протянул подросток.
          — Саша, какой я была дурой, ты себе представить не можешь.
          — Почему не могу? Могу.
          Светлана улыбнулась в темноту, чувствуя, что у нее вот-вот выступят слезы.
          — Крестик, ну почему ты мне раньше не сказал?
          — Я тебе говорил, но ты меня не слушала. Как его фамилия?
          — Майларов.
          — Вот видишь, Рита Миллер — Руслан Майларов. Это распространенный случай в интернет. На сайтах лесбиянок одни мужики, можешь мне поверить.
          — Но зачем, зачем он это сделал?
          — Я не думаю, что он хотел тебя обидеть. Он тебе это как рассказал?
          — Поставил фильм «Призрак», а сам убежал. Наверное, до сих пор хвостом дрожит, ждет, пока я догадаюсь.
          — Вот видишь, боится сказать. Был бы сволочь — выложил бы все сразу и еще посмеялся бы.
          — Все, Крестик, с меня хватит, я устала от своей тупости. Давай больше не будем об этом.
          — А о чем ты хочешь поговорить?
          — О чем угодно: о погоде, о спорте, только не обо мне.
          — Да? А я только хотел спросить, что ты собираешься делать дальше?
          — Поеду домой, к мужу.
          — К мужу? — не поверил подросток. — А ты не говорила, что замужем.
          — Нет, конечно. А ты что, испугался?
          — Ну, вот еще. Я испугался, когда в магазин к Машкову алкаш ввалился.
          — Да, это было смешно.
          — Смешно? Мне смешно совсем не было. Я чуть не умер от сердечного приступа.
          — Нельзя, Крестик, рассказывать девушке о своих страхах, — потрясла Светлана плечи парня.
          — А ты моя девушка?
          — Конечно твоя, а чья же еще?
          
           * * *
          
           Светлана подняла два пластиковых пакета, оценила их вес и поставила обратно:
          — Слушай, Крестик, тут у меня в голове возникла одна идея, я хочу ее проверить. Ты не будешь против, если я вещи на некоторое время оставлю у тебя?
          — Мне кажется, о таких мелочах ты уже перестала спрашивать, — рассудительно сказал Крестик.
          — Это положительный ответ, не так ли?
          — Когда ты вернешься?
          — Не знаю.
          — Хотя бы мысль расскажи, вдруг тебя долго не будет.
          — Не волнуйся, Саша, я вернусь, — Светлана чмокнула подростка в щеку и выщла на улицу.
           На ней была водолазка и джинсовая куртка. Солнце, одурев от високосного года, светило по-летнему. Светлана уже было собралась вернуться, чтобы оставить куртку, но посчитала это плохой приметой и, повесив ее через руку, спустилась в метро. Она вышла на Павелецкой и пошла в сторону от центра. Время от времени Светлана оглядывалась и пыталась узнать нужный ей дом. Она поняла, что забыла дорогу и теперь самостоятельно вряд ли сможет отыскать, что ищет. Она снова вернулась к станции, дважды прошла тем же маршрутом, чувствуя, как напрягается ее спина и нервы постепенно сжимаются в комок. Наконец она снова спустилась в метро, проехала две остановки и пересела на поезд, идущий в обратном направлении. Когда она поднялась по эскалатору, то облегченно вздохнула. Это был другой выход, и теперь Светлана узнавала улицу и дома, где была раньше. Она поднялась на второй этаж и, не найдя звонка, забарабанила по двери. Скрипучая тишина за ней говорила о том, что никто не откроет. Тогда Светлана с удвоенной энергией застучала кулаками.
          — Руслан, открой, это Света, Света.ру!
           К удивлению Светланы дверь отворилась, и она прошмыгнула внутрь. Руслан стоял возле дверного проема и озабоченно выглядывал на лестничную площадку. Когда он запер замок и повернулся в коридор, чтобы обратиться к Светлане, та с размаху хлопнула его по щеке.
          — Я знаю, знаю, — поднял руки вверх Руслан.
          — Заткнись, — Светлана показала указательный палец, направленный между глаз молодого человека.
          — Послушай, Света, сейчас не лучший момент для дискуссии.
          — Знаю. Но я хочу с тобой поговорить, и это произойдет здесь и сейчас.
          — Ну, хорошо, только быстро.
          — Где Рита Миллер?
          — Я ее придумал.
          — Откуда ты столько знаешь про женщин?
          — У меня есть сестра, мы с ней друзья.
          — Ты спал с ней?
          — Да ты в своем уме? — не выдержал Руслан.
          — Нет не в своем, а ты должен помнить, что меня наблюдает психиатр.
          — Не психиатр, а психотерапевт, — поправил Руслан, — и потом, с тобой вроде бы не было никаких патологий.
          — Теперь есть.
          — Да? — удивился Руслан.
          — Я узнала человека, которого люблю и теперь могу сделать все что угодно, если кто-то окажется у меня на пути. Как ты думаешь, кто этот человек?
          — Да почем мне знать?
          — Рита Миллер, мать твою.
          — Ты лесбиянка?
           Светлана наотмашь ударила Руслана. Потерявший бдительность парень полетел на спину.
          — А тебе не кажется, что избивать меня превращается в плохую привычку? — потирая скулу, сказал Руслан.
          — Я не буду привыкать и в следующий раз просто убью тебя.
          — Охотно верю, — быстро согласился Руслан. — Я виноват, виноват, что же, бывает со всеми, извини.
          — Мне твои извинения не нужны. Мне нужна Рита.
          — Где же я тебе ее возьму?
          — Ты мне ее заменишь.
          — Я? — выпучил глаза Руслан.
          — А что, ты еще кого-то здесь видишь?
          
           * * *
          
          — Света, открой! — охрипшим шепотом кричал Руслан через дверь ванной.
          — Дай мне слово, — настаивала девушка.
          — Как я могу дать тебе слово, ты же замужем? — с истерикой в голосе спросил Руслан.
          — Руслан, я не хочу тебя насиловать, но если это понадобится, то непременно это сделаю.
          — Именно поэтому ты не должна здесь оставаться. Поверь, у меня очень большие проблемы, и я не хочу тебя в них втягивать.
          — Ты меня уже втянул, так что будь мужчиной.
          — Света, поверь, я забочусь только о тебе.
          — Если бы ты заботился обо мне, то не выставлял бы девушку на улицу.
          — Ой, я не знаю, что еще сказать. Ну, если хочешь, оставайся сколько угодно.
           Светлане показалось, что она услышала стук и топот ног, затем какой-то скрежет и несколько тупых ударов.
          — Руслан, — позвала она, — ты что там делаешь?
           В ванную вежливо постучали.
          — Дай мне слово, — решительно сказала Светлана.
           Вместо обещаний любви из двери вылетел клин пожарного топора. Зрелище было настолько ужасным и неожиданным, что Светлана взвизгнула и, отбежав, села в чугунную ванну.
          — Руслан, кажется, я передумала! — закричала девушка. — Черт с ней, с Ритой!
           Через два удара прямоугольник двери потерял правильную геометрическую форму и, треснув расслаиваемой фанерой, отошел в сторону. В проходе стояли двое, несмотря на теплую погоду одетые в кожаные куртки.
          — Девушка, — доложил с сильным кавказским акцентом тот, что держал в руках топор.
          — Давайте ее суда, — послышалось из комнаты.
          Двое абреков шагнули в ванную комнату, Светлана успела сказать «здравствуйте, девочки», когда мужчины, не ставя ее ногами на пол, вынесли из ванной. В комнате угадывались следы борьбы: часть из импровизированной стенки развалилась, и аудио-видео техника валялась на полу. Посредине лицом вниз лежал Руслан, возле его головы по полу растеклось овальное пятно крови.
          — Ах, вы, суки! — закричала Светлана. — Вы убили его?!
           Девушка размахнулась и ударила пяткой одного из абреков в пах. Она собиралась проделать ту же операцию со вторым, но первый, видимо, ослабил хватку и отпустил руку, вследствие чего удар оказался неточным, задник кроссовка просвистел в воздухе и ударил по колену держащего. Было непонятно, кто испытал больше боли — Светлана или человек с бородкой.
          — Что с ней делать? — спросил тот, что еще держал извивающуюся Светлану.
          — Возьмите с собой, — развел руками третий, стоявший возле тела Руслана.
           Абрек отпустил одну руку Светланы и толкнул ее прочь от себя. Когда она уже летела вперед, он дернул ее за другую руку, и Светлана повернулась к нему лицом, словно веретено, которое дернули за нить. Она увидела большой кулак в черной кожаной перчатке с обрезанными пальцами, быстро приближавшийся к ней, и все... Ни боли, ни удара, ничего этого она не почувствовала. Девушка открыла глаза, как ей показалось, уже в следующую секунду, но темнота не исчезла, и в ушах противно гудело. Подбородок казался онемевшим, как после наркоза. Почему-то ужасно болели руки, а ноги казались невероятно тяжелыми. Она попробовала поднять голову и встретилась с препятствием. Теперь она догадалась, где находится. Девушка ехала в багажнике легкового автомобиля.
          
           * * *
          
           Противное гудение сменилось неприятным писком. Светлана прислушалась и поняла, что машина, наконец, остановилась. Прямоугольник темноты открылся крышкой багажника, и девушка увидела звезды. На улице было так же темно, как и в чреве автомобиля, но уличная темнота казалась яркой, с отливом синевы, и на фоне темно-синего, почти черного неба возвышались две абсолютно черные фигуры. Эти фигуры явно были мужскими, и они умели говорить, но на своем, незнакомом Светлане наречии. Перебросившись парой тарабарских фраз, один из них нагло хлопнул крышкой багажника, и противное гудение возобновилось, на время заглушив писк.
           В этот раз Светлана чувствовала, что с дорогой что-то не так. Кочки, ямы и черт еще знает что упражнялись с ее телом, пытаясь превратить его в отбивную. К удивлению Светланы, она не ощущала тошноты, но подпрыгивать от пола до потолка каждый раз, когда машина переезжала очередное препятствие, оказалось невыносимым. Когда в очередной раз крыша поднялась над ее головой, и в легкие ворвался чистый ночной воздух, девушка поднялась на локте и выбросила маленький кулачок в сторону темного силуэта. Силуэт исчез, но вскоре появился снова. Он отпускал брань на непонятном языке в сторону багажника, но, к своему несчастью, оказался в невыгодном положении. Светлана, чьи глаза привыкли к темноте, видела по меньшей мере его очертания, мужчина же не видел ничего, кроме прямоугольника, из которого с завидным постоянством вылетали руки и ноги, готовые нанести ущерб здоровью. Наконец силуэт позвал на помощь, и к нему присоединился второй. Они стали шарить по дну багажника в поисках пленницы. Свободного пространства оставалось совсем немного, поэтому скоро у них в руках оказалось тело девушки, извивающееся, словно змея. Через две минуты темные личности выдохлись и решили сменить тактику. Они о чем-то договорились и, подняв тело насколько смогли, отпустили его. После чего один из них перекинул девушку через плечо и быстро зашагал в сторону сооружения без окон.
           Здание оказалось большим гаражом, а точнее, пакгаузом для ремонта катеров и яхт на лодочной станции. В помещении стояла небольшая яхта класса «Дракон» с разобранным килем. Вдоль стен были выстроены два длинных верстака. Ворота, очевидно выходившие к воде, были заперты на массивный запор. В углу помещения находилось несколько железных ящиков для спецодежды и инструментов. Совершенно не беспокоясь о клаустрофобии, абрек втолкнул девушку в один из них и, с трудом запихав вылетавшие из ящика руки и ноги, воткнул в петлю трехгранный напильник. До того, как абрек вышел из помещения, он услышал о своей матери столько нового, что уже собирался вернуться, но, сделав усилие над поруганным самомнением, вышел в ночь и закрыл дверь.
           Прошло несколько минут, и холод железных стен подействовал на девушку успокаивающе. Светлана ощупала стены и нашла несколько отверстий, прожженных сваркой. Теперь она могла видеть часть пакгауза и несколько железных ящиков. В таком же она находилась сама.
          — Руслан! — позвала Светлана, не надеясь услышать ответа.
          — Чего? — ответил ящик напротив.
          — Ты здесь? — удивилась Светлана.
          — А ты удивлена?
          — Признаться, да.
          — А зачем звала? — не понял парень.
          — Так, на всякий случай. Я рада, что ты здесь.
          — А я не очень. И я тебя предупреждал. Почему ты меня не послушала?
          — Знаешь ли, я тоже не в восторге оттого, что сижу в ящике, но ведь сопли не распускаю.
          — Ай, какие мы смелые. Сейчас эти уроды вернутся, и твоей храбрости поубавится.
          — Ты умеешь девушку успокоить.
          — Если бы девушка меня слушала, то была бы сейчас далеко и в безопасности.
          — А я не хочу далеко, я хочу быть с тобой. Если бы не я, кто бы тебе сейчас помог?
          — Помог? Чем ты можешь мне помочь? — возмутился парень.
          — Не знаю. Я не знаю, что вообще надо твоим друзьям, и кто они такие?
          — Это чеченцы.
          — Ты украл у них «доспехи бога»?
          — Какие доспехи? Ты что, все хиханьки да хаханьки?
          — Тогда объясни, чего им надо?
          — Выберемся — расскажу, а пока, чем меньше ты знаешь, тем лучше.
          — Ну, тогда давай выбираться.
          — Слушай, Свет, я вижу твой ящик в дырку, он закрыт напильником. Попробуй раскачать дверь и стряхнуть его или просто сломать.
          — Это что, так просто?
          — Нет, конечно, но ты же обещала мне помогать.
          — Хорошо, — Светлана отвела левую руку и ударила ладонью в дверь.
           Помещение наполнилось металлическим грохотом, напильник крякнул, но остался на месте.
          — Ну как?
          — Никак. Попробуй его расшатать.
          — Как ты себе это представляешь?
          — Потяни дверь на себя, потом от себя.
          — Если бы здесь была ручка, я так бы и сделала, но знаешь, тут ее почему-то не успели поставить.
          — Тогда толкай дверь с равными промежутками времени, попробуй ввести ее в резонанс.
          — Вот так? — Светлана затрясла дверь.
          — Да, только не отчаивайся, если ничего не получится.
           Светлана перевернулась в ящике спиной к дверце и подтянула ноги к подбородку. Она уперлась коленками и руками в заднюю стенку и попыталась встать. Ей показалось, что дверь вздыбилась за ее спиной и, качнувшись, провалилась. Что-то лязгнуло, хрустнуло, грохнуло.
           Светлана лежала на спине, по-прежнему находясь в железном ящике, который теперь занимал горизонтальное положение. Она услышала смех Руслана, идущий словно из железной бочки:
          — И на третий день Зоркий Глаз обнаружил, что у дома нет стены.
           Только теперь она поняла, что случилось. Металлический ящик, стоявший до этого у стены, имел заднюю стенку, сделанную из куска фанеры и под усилием ее ног легко проломился. Таким образом, Светлана не упиралась в дверь, а отталкивалась от стены, что и свалило ящик. Она поболтала в воздухе ногами и выбралась на поверхность, ощущая себя танкистом.
          — Тебя даже не заперли, — сказала Светлана, снимая с петли навесной замок.
          — Как это тебе удалось? — приседал Руслан, разминая затекшие конечности.
          — Я сильная. Ух ты, Руслан, чем это тебя? — Светлана дотронулась до темного пятна на голове парня.
          — Тупым и тяжелым предметом. Лучше не трогай.
          — Руслан, а я так же выгляжу? — спросила девушка. — Этот меня в челюсть двинул, я на ощупь чувствую, что симметрию потеряла.
          — Перестань, с тобой все в порядке. Давай лучше подумаем, как быть дальше?
          — А чего тут думать, сломаем дверь и уйдем.
          — А почему ты решила, что за дверью никого нет?
          — Да потому. Если бы там кто-нибудь был, то уже давно прибежал на шум.
          — Логично, — согласился парень, — давай проверим.
          Молодые люди подошли к двери и стали всматриваться в щели.
          — По-моему, никого, — сказала Светлана.
          — Я вижу свет. Метров в ста. Хотя сейчас тяжело определить.
          — Слушай, Руслан, здесь полно всевозможных инструментов. Мне кажется, мы легко откроем дверь.
          — Она, наверняка, закрыта на навесной замок и рассчитана на бомжей и бродяг. Я предлагаю открыть ворота.
           Руслан пересек пакгауз и попытался снять массивный засов. Со второй попытки ему это удалось. Но ворота не собирались открываться. Они раскачивались и, предательски скрипя, ходили туда-сюда, но на этом все и заканчивалось.
          — Заперто снаружи, — сделал вывод Руслан.
          — Слушай, а это что за веревка? — Светлана показала на толстый трос, идущий между двух створок.
          — Очевидно, подъемное устройство.
          — С помощью которого сюда затаскивают катера?
          — Похоже на то.
          — А что, если мы его запустим? — спросила девушка.
          — И втянем сюда катер?
          — Нет, сломаем ворота.
          — Надо попробовать.
           Молодые люди занялись изучением устройства и его привода. Через пять минут они прицепили к лебедке, приводимой в движение электромотором, опрокинутый железный ящик и запустили двигатель. Лязг, наполнивший темноту, должен был разбудить все окрестности, а когда ворота с грохотом распахнулись, в Москве должна была начаться мобилизация. Но, несмотря на произведенный грохот, никто не подошел к пакгаузу, и молодые люди беспрепятственно вышли к воде.
          — Ты знаешь это место? — спросила Светлана.
          — Предполагаю, и нам лучше не оставаться здесь. Спрячься в лесу, а я к тебе подойду.
          — Что значит — спрячься в лесу? Ты что, меня отправишь одну? Ночью? И что еще ты собираешься здесь делать?
          — Так, начался возраст почемучки, — вывел парень. — Если хочешь, то можешь идти со мной, но только, прошу тебя, ни слова!
          — Зачем тебе это надо? — не понимала Светлана. — Давай уйдем.
          — Я хочу понять, почему о нас забыли.
          — Так радоваться надо.
          — Я рад. И буду еще больше рад, если ты, наконец, замолчишь.
          — Хорошо, — пожала плечами Светлана.
           Молодые люди вернулись к пакгаузу и, обойдя его со стороны воды, пошли на оранжевый огонек катафота. Вскоре они разглядели темно-синюю
          ауди, стоявшую на опушке леса. Очевидно, с этого самого места абреки и несли Светлану до строения: дальше проехать на машине было невозможно, а другой дороги вдоль воды они, похоже, просто не знали. Здесь колея поворачивала в противоположную сторону, и это было ближайшее место до пакгауза со стороны дороги. Машина стояла так, чтобы не мешать движению, если оно могло возникнуть, и все-таки в ней было что-то нелепое. Наконец, Светлана поняла что. Это был единственный горевший габарит, ни снаружи, ни внутри освещения не было, если не считать отблесков луны с холодного синего корпуса. Руслан, наблюдавший за машиной, выпрямился и бодро зашагал по направлению к ней.
          — Стой, Руслан, ты куда? — зашептала Светлана.
          — Все в порядке, — бросил он через плечо.
           Когда девушка догнала Руслана, она увидела то, что он уже успел рассмотреть. В автомобиле не было ни одного целого стекла, их покрывала белая паутина трещин, собиравшаяся в темные кляксы отверстий, лихо разбросанные по поверхности. На заднем сидении, нелепо обнявшись и все еще закрывая лицо руками, сидели два абрека. Их куртки поблескивали корочкой запекшейся крови.
          — Это не я, — подходя, сказала Светлана.
          — Я вам поражаюсь, девушка, — ответил Руслан, — погибли люди, а вы находите повод для шуток.
          — А что мне остается делать? Ты меня опять будешь держать за дуру и скажешь, что сейчас не время для объяснений.
          — Скажу, — согласился Руслан.
          — Вот! Мир мне уже не кажется непредсказуемым.
          — У тебя есть платок?
          — Есть, только если ты собираешься останавливать бедолагам кровотечение, скажи сразу.
          — Успокойся, не собираюсь.
           Руслан взял протянутый платок и, обернув им руку, попытался открыть дверь. Парень забрался в машину и старательно проверил карманы бедняг.
          — Фу, Майларов, а ты еще и мародер.
           В ответ Руслан только раздраженно выдохнул. Не найдя в карманах ничего интересного, он осмотрел салон и бардачок автомобиля.
          — Майларов, а ты, часом, не некрофил?
          — О-о, — рыкнул парень.
          — Платок можешь оставить себе, — разочарованно сказала Светлана.
          — Мы еще толком не знакомы, а ты уже имущество делишь.
          — С таким, как ты, надо быть настороже. Ты вон с покойника последнее снять готов.
           Руслан выбрался из машины и зашагал прочь.
          — А я? — крикнула Светлана.
           Он сделал жест рукой и, когда девушка догнала его, спросил:
          — Ты можешь полчаса побыть серьезной?
          — Конечно.
          — Тогда слушай.
          — А куда мы идем?
          — Это будет ясно из моего рассказа, — парень посмотрел на девушку, ожидая очередной дурацкий вопрос.
          — Продолжай, — разрешила она.
          — Моя история не совсем обычна, так что слушай внимательно и не перебивай. Я работал в фирме «Пума», директором которой был небезызвестный Лайпанов.
          — Родственник твой? — спросила Светлана.
          — С чего ты взяла?
          — Как же, Лайпанов-Майларов.
          — Нет. У него было несколько фирм, две из которых вел я, вернее, вел, как сама понимаешь, бухгалтерский учет. Я думаю, для тебя не секрет, что у любой, даже самой захудалой фирмы есть крыша, и думаю, нет нужды объяснять, что это такое. Была такая крыша и у Лайпанова. Он сам дагестанец, и разумеется, ничего удивительного нет в том, что крыша у него была чеченская.
          — Вот эта что ли крыша, что в машине осталась?
          — Света, ты же обещала меня не перебивать.
          — Хорошо, хорошо, продолжай.
          — Они его охраняли, решали его проблемы, не знаю, что они там еще делали, ну, в общем, опекали. И в один прекрасный момент зачастили. Я-то сразу понял, что не все так хорошо, как кажется, и не поверишь, стал этим интересоваться больше.
          — Почему же не поверю? После того, как ты с крышей обнимался…
          — Света!
          — Хорошо, хорошо.
          — Знаешь ли ты, сколько времени надо, чтобы в Москве найти стабильную работу?
          — Продолжай, продолжай.
          — Я эту фирму вылизал, я ей поставил учет, я ее буквально за уши вытащил, и в один прекрасный момент это все рухнуло. Эти сволочи заложили у меня в офисе два мешка взрывчатки и отправили двести человек к праотцам.
          — Чего же ты не сообщил куда следует?
          — А почему ты решила, что не сообщил?
          — Не знаю.
          — И я не знал или, проще говоря, не был уверен. Поэтому и записывал на свой компьютер все переговоры.
          — Да ладно?
          — В условиях мини-АТС это не сложно, если хоть чуть-чуть соображаешь в этом. Тем более что модем всегда на телефонной линии.
          — И что ты там узнал?
          — Про взрыв я, разумеется, ничего не знал, а знал про крупную сумму денег, которую собирается получить мой шеф, причем в баксах и на швейцарский счет.
          — Ты, разумеется, сложил два и два.
          — Нет, для меня тогда все это было непонятно. Я боялся, а страх плохой советчик. Тогда мне казалось, что это что-то связанное с наркотиками, а с этим мне не хотелось иметь ничего общего, и я решил создать себе пенсионный фонд.
          — Или, проще говоря, собрать компромат на шефа.
          — Можно и так сказать.
          — Майларов, я в одно поверить не могу, как ты мог быть Ритой Миллер?
          — Я тебя тоже несколько иначе представлял.
          — Да, Руслан, я точно в людях не разбираюсь, валяй дальше.
          — А что дальше? Дальше ты, наверное, уже догадалась. Когда наш первый офис взорвали, я документы спрятал, тогда деньги были уже переведены, а когда и с моим офисом то же самое произошло, то я автоматически попал в круг подозреваемых.
          — А твой шеф?
          — Причем тут шеф? Мой шеф, наверняка, загорает где-нибудь кверху брюхом на те деньги, которые получил.
          — Так почему ты не отнес свои документы в милицию?
          — Рано еще. Сначала чеченцы должны раскошелиться.
          — Раскошелиться? Чего ради?
          — Ради того, что они должны ответить за свой поступок.
          — Ты на смерти людей собираешься заработать?
          — Я дома не взрывал. Да и что в этом плохого?
          — Но ведь это будут грязные деньги.
          — Света, давай прекратим дискуссию. Я хочу получить компенсацию за потерю своего рабочего места, после чего я отправлю доказательства в ближайшее отделение милиции.
          — Да-а, — протянула Светлана, — и где же эти ваши доказательства?
          — Теперь у них.
          — У кого у них?
          — У тех, кто пришил бандитов в машине.
          

  




Страницы:  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13  
Версия для печати: